Ирина Медведева: У наших детей украли чистоту и целомудрие

Ирина Медведева: У наших детей украли чистоту и целомудрие

Ирина Медведева: У наших детей украли чистоту и целомудрие

Тюмень посетила Ирина Медведева — детский клинический психолог, публицист, член Союза писателей, директор общественного института демографической безопасности. Накануне, 26 октября, Ирина Медведева стала главным гостем круглого стола на тему «Вопросы профилактики правонарушений среди несовершеннолетних. Разница зарубежного и отечественного подходов».

Организаторы встречи, тюменский городской родительский комитет, пригласили к обсуждению уполномоченного по правам ребенка в Тюменской области Андрея Степанова, представителей общественных организаций и департамента образования. Ирина Медведева широко известна как борец с ювенальной юстицией.

Отметим, что Ирина Медведева уже не в первый раз приезжает в наш город. Два года назад по ее инициативе и при содействии тюменского Родкома был отменен конкурс «Топ-модель по-детски». «Только благодаря тюменским чиновникам нам удалось пресечь эти безобразные конкурсы детской моды, — напомнила общественница, — Ваши чиновники, возможно, поступили против воли глупых родителей, но они поступили по-человечески». Напомним, шум, поднятый родительским комитетом, привел к прокурорской проверке и административному делу против директора модельного агентства.

Родительский комитет

Главной темой доклада Ирины Медведевой стало предостережение об опасности внедрения в России ювенальной юстиции, в частности, в плане отношения к несовершеннолетним правонарушителям. Дети очень быстро чувствуют безнаказанность, уверена Медведева, а ювенальная юстиция на Западе существует давно и результаты ее ужасны.

«На круглом столе „Ювенальная юстиция в России“, который проводило в Москве французское посольство, представительница Верховного суда РФ сказала, что не видит никакой необходимости в ювенальной юстиции, поскольку у нас и так слишком мягкое порой отношение к малолетним преступникам. В ответ французская ювенальная судья, переходя на крик заявила: „Мы возмущены тем, что за особо тяжкие правонарушения (они почему-то очень боятся упоминать слово „преступления“) у вас лишают свободы с 14 лет, у вас колонии для несовершеннолетних. У нас — максимум три месяца нахождения в тюрьме с особыми условиями и ежедневным контролем сотрудников ювенальных служб. Как я поняла, этот контроль заключается в том, что сотрудники проверяют, достаточно ли ласково обращаются с малолетним преступником, свежие ли у него сливки в кофе и т. п. То есть это сумасшедший дом, если называть вещи своими именами! В перерыве я подошла к этой судье и спросила, а сократилось ли с помощью этих ювенальных технологий число преступлений среди несовершеннолетних? А она опустила глаза и ответила: „Нет, только растет и растет“. Так вот, скажите, нужно ли нам это?“.

Родительский комитет

С тем, что устраивать „легкую жизнь“ малолетним преступникам — неразумно, согласились все участники встречи. „Но я не разделяю вашу точку зрения, что сегодня у нас малолетние правонарушители не несут наказания, — возразил Андрей Степанов, уполномоченный по правам ребенка в Тюменской области, — Этот тезис о наступлении в России ювенальной юстиции я услышал около десяти лет назад. Но до сих пор она так и не наступила“.

По мнению Андрея Степанова непростые экономические условия в нашей стране и излишняя информационная свобода привели к определенному росту правонарушений среди несовершеннолетних: „Появляются новые вызовы. Так называемый шоплифтинг среди части ребят, например, не считается чем-то предосудительным, а рассматривается как некая соревновательная дисциплина. Принято считать, что на кражи ребенка толкает нужда, но в этом случае мы видим, что занимаются шоплифтингом дети и подростки из весьма благополучных в экономическом плане семей — это для них развлечение. В нашем регионе серьезно относятся к ребятам совершающим правонарушения. По своей работе как куратор я знаю, что в тюменской воспитательной колонии находятся 92 малолетних преступника — это убийцы, это насильники, это грабители. Поэтому я не соглашусь, что они не несут наказания. Мы не смотрим сквозь пальцы на их деятельность. Эта работа в нашем регионе системна и контролируется на самом высоком уровне“.

Родительский комитет

Также Андрей Степанов привел пример с одной из неблагополучных семей, где многодетная мать сама подталкивает детей заниматься мелкими кражами и попрошайничеством. „Работа с мамой не дает сегодня результатов, — рассказал уполномоченный, — Как нам ограничить многодетную мать ввиду ее систематического неисполнения своих обязанностей, к тому же если она отказывается от предлагаемой помощи? Вот где „вилка“ — как нам уберечься от мнимой доброты ювенальной юстиции и в то же время спасти детей из той ситуации, в которой они оказались? В этой семье работает только старшая дочь, а мать вскоре родит восьмого ребенка!“. „Хорошо, что хотя бы не делает аборты“, — заметила на это гостья круглого стола. „Они же этим и живут — рожают и рожают только ради получения пособия на ребенка“, — высказалась приглашенная на встречу депутат областной думы, коммунист Тамара Казанцева.

Детское правосудие нельзя отделять от всего того, что происходит у на сегодня в правовой сфере. Если сегодня позволено гулять по улицам людям с психическими отклонениями, преступникам, значит, все эти вопросы необходимо решать только в комплексе», — уверен Андрей Степанов.

Свою точку зрения на некоторые нюансы помощи неблагополучным семьям высказала тюменская общественница и многодетная мать Елена Майсюк: «Среди наших благотворителей — Парк культуры и отдыха, ежегодно он выдает нам некоторое количество билетов на аттракционы. Мне известны случаи, что эти билеты в итоге дети из неблагополучных семей продают около касс за полцены. Если сегодня мы будем кормить таких людей, завтра наши дети будут кормить их детей». Также по словам Елены Майсюк, до 70 процентов в обращений в службы опеки — это не проблемы ребенка, а месть взрослых друг другу: «Могу привести такой пример. У нас есть мать четверых детей. В субботу рано утром ей стучат в дверь — на пороге целая делегация служб, в том числе, МЧС. Они просят разрешения войти, осматривают квартиру, видят, что в доме чисто, бутылки не валяются, дети спят, из мультиварки пахнет кашей. Задают матери вопрос — а у вас враги есть? То есть очень часто эти методы очень часто используются взрослыми для сведения счетов. В данном случае это была месть свекрови». Затронули участники встречи также и тему разводов и их профилактики. Елена Майсюк считает, что до 70 процентов неблагополучных детей сегодня — именно из таких семей: «В этих случаях страдают все, но дети особенно».

С этим доводом согласился и Андрей Степанов. «Развестись сегодня почему-то легче, чем вступить в брак», — отметил уполномоченный по правам ребенка. «Моя предшественница на этой должности Галина Дмитриевна Калюжная очень глубоко изучила данный вопрос. Несомненно, самая страдающая сторона при разводе родителей — это ребенок. И эта проблема стоит на первом месте у нас сегодня. Ведь само только наличие детей должно процедуру развода усложнить многократно. А сейчас можно получить документы даже не являясь в суд!». О необходимости воспитания родителей высказалась заместитель директора городского департамента образования Любовь Гнусарева: «Я хочу сказать, что „говорить надо с тем, с кем говорить не хочешь“. Надо искать подходы к тем, с кем тяжело работать. Именно на это мы направляем сегодня наших классных руководителей. Приди домой к родителям, поговори, научи. На этот мотив мы настроены».

Родительский комитет
«Я вхожу в комитет по социальной политике, поэтому обсуждаемые темы мне близки, — рассказала депутат Тамара Казанцева, — Я человек еще советского времени и воспитания — я помню детские организации. Я хорошо помню, например, как нас принимали в пионеры — сначала конечно, брали только тех, кто хорошо учился. И как переживали те, кто не успевал в учебе. Я уверена, что мы должны возрождать такие детские организации, движения, воспитывающие подростков, это пойдет только на пользу. Детская преступность резко упадет». В завершение встречи Ирина Медведева напомнила, что в настоящее время идет сбор подписей от неравнодушных граждан в поддержку законодательной инициативы Елены Мизулиной, требующей отмены поправок в статью 116 УК РФ и приведения ее в первоначальный вид.

Данная петиция будет направлена в депутатам госдумы. «Я неоднократно была за рубежом — не по своей воле, а в рабочих командировках. Я видела последствия внедрения ювенальной юстиции в Европе — как запуганы сегодня родители, как разрушается сам институт семьи. Мы обязаны не допустить, чтобы у наших детей сегодня украли х священное право на чистоту и целомудрие».



Подробнее на:
http://www.nashgorod.ru/news/news93917.html