Очередной герой нашей рубрики «Маленькие диалоги» — 13-летний Матвей

Благодарим Ирину Тарабаеву за рассказ об одном из «наших» детей
Идущий против течения
Очередной герой нашей рубрики «Маленькие диалоги» — 13-летний Матвей.

Фото из семейного архива.

В феврале этого года непоседа Матвей нашёл себя. Он и раньше-то был сам при себе. Его юная жизнь имела смысл и содержание. Но не хватало чего-то для полной гармонии. Всё изменил последний зимний месяц. А теперь на дворе — первый летний. И Матвея ждёт боевое крещение.

— Матвей, как проходят каникулы?

— Нормально. Вот только с погодой неладно.

— И чем занимаешься в эту неладную погоду?

— До нереста ходил на рыбалку. Ловил карасей. Они лежат в морозилке. Из них можно сделать уху. А сейчас уже рыбу ловить нельзя, она размножается. За лов во время нереста штрафуют. Так что я пока просто отдыхаю. Мои друзья по тренировке уехали на первые сборы. Меня не взяли, потому что я был ещё не подготовленный. Но скоро поеду в Каменск-Уральский. На вторые сборы.

— Каким видом спорта ты увлечён?

— Гребным слаломом. Мне даже приобрели новые ботинки. Водонепроницаемые! Уже проверял. В них удобно ходить. И они сберегают тепло. А ещё у меня есть гидражка. Так мы называем гидрокостюм. У него такие же качества, как у ботинок.

— И где в Тюмени проходят занятия гребным слаломом?

— На канале. Я там уже несколько раз плавал. Сначала меня на трассу не выпускали. Тренер предупредил, что разрешит, когда научусь держаться ровно, чтобы меня никуда не заносило. Сейчас-то я уже умею.

— Много ребят занимается этим видом спорта?

— Человек сто, наверное, в нашей группе.

— Я полагала, что гребцы тренируются там, где есть горные реки…

— А у нас есть озеро Оброчное! К нему канал с ТЭЦ идёт, поэтому там нормальное такое течение, довольно бурное. Для занятий подходит. А на сборах будет настоящая горная река.

— Ты давно в этом спорте?

— Пять месяцев.

— Чему тебя научили, прежде чем дать в руки вёсла?

— Сначала мы занимались скалолазанием, тренировали хватку и силу воли. Потом учились плавать в бассейне на скорость. Под водой и над водой. Ещё эскимосили.

— Как это?

— Занимались с фартуком. Это такая юбка для лодки, которая соединяет её со спортсменом. Получается, что лодка и человек — одно целое. Эскимосить — это переворачиваться в воде, а потом с помощью весла или рук возвращать лодку в исходное положение. Без фартука такое проделать невозможно.

— Кого берут в школу гребли? Всех желающих?

— Нет, человек должен себя показать…

— Как?

— Понимаете, некоторые пугаются, когда переворачиваются на лодке… На первенстве Тюменской области, в котором я принимал участие, нужно было пройти двадцать ворот. Чтобы попасть в ворота, которые на другой стороне, надо войти с лодкой в дрифт и не опускать нос. С первой попытки я слишком далеко заплыл, попал туда, где очень сильное течение, и меня перевернуло.

— И как ты выкарабкался?

— Легко! В лодке остаётся воздух, она не тонет (система колокола!). Я тогда просто вынырнул. Приплыли спасатели на скоростной пластиковой лодке и помогли. Мне не было страшно. Вообще, за пять месяцев я только два раза перевернулся…

— Почему ты выбрал этот спорт?

— Я со старшей сестрой и её друзьями два раза ходил в поход в горы. Там такая красивая природа! И я видел, как другие ребята сплавляются по рекам. Мне понравилось. Потом мой друг Дима подсказал мне, куда пойти. А я тогда занимался самбо. Но это был не мой выбор. Мне там не нравилось, и у меня ничего не получалось. И вот наконец-то я нашёл то, что мне интересно. Записался в школу. Она называется ДЮСШ № 2. Сначала мы катались на лодках в большом бассейне. Там же прошли мои первые соревнования. Кстати, на подготовку к ним у меня была всего неделя. Я занял тогда 15-е место.

— Что ты знаешь о гребном слаломе?

— Могу рассказать, какие есть лодки. Это каяки, каноэ, байдарки, катамараны и рафты. Мы плаваем на каяках. Вообще-то всё началось в Древней Греции. Раньше гребля считалась туристическим занятием…

— В Древней Греции были туристы?

— Нет, там просто придумали заниматься греблей на одиночных лодках. Туристы появились позднее. А потом уже гребной слалом стал спортом.

— Мне кажется, гребля — это довольно опасно. Родители не были против твоего решения?

— Нет, они спокойно к этому отнеслись. Я ведь уже умел хорошо плавать. Между прочим, сам научился. Но когда мама увидела, как я перевернулся на соревнованиях, конечно, испугалась. А я тут же вынырнул, и она успокоилась.

— Тебя не пугает то, что могут быть травмы?

— Нет, у нас хорошая экипировка. Чтобы не утонуть — жилет. Чтобы не удариться головой — шлем. На соревнованиях и сборах всегда присутствуют спасатели. Но если всё-таки будут какие-то травмы, то нам тренер сказал оформить страховку.

— Ты смелый?

— Да!

— Если оценивать смелость по 10-балльной шкале, то на какой балл ты мог бы претендовать?

— Думаю, на восьмёрку. Потому что кое-чего я всё-таки немного побаиваюсь. Например, резких спусков на реке. Не знаю, что может со мной случиться, если мне придётся их преодолевать. Но в таких местах только профессионалы катаются.

— Гребной слалом — не командный вид спорта?

— Почему? Бывают и командные гонки. Когда я первый раз поехал на канал, тренер дал нам «двойку» — двухместную лодку, и каждому спортсмену одиночные вёсла. Такими вёслами сложнее грести, потому что двум людям нужно одновременно и слаженно работать. Мне проще на одноместной лодке плыть.

— Когда ты первый раз сел в лодку, тебе сложно было с ней справиться?

— Да! Меня часто разворачивало, я не мог попасть в ворота, было трудно грести…

— А помнишь тот момент, когда у тебя всё получилось?

— Конечно! И помню, как я задел ворота. А у нас такие правила — за невзятие ворот дают 50 секунд штрафа. Это очень много. Ведь за 90 секунд можно спокойно пройти все ворота.

— А ты за сколько можешь?

— Сначала за три минуты проходил, потом за две, а на первенстве Тюмени за одну минуту проплыл.

— Тренер тебя хвалит?

— Он всех поддерживает. А хвалить будет, наверное, когда чему-то удивится.

— Как ты думаешь, чему может научить тебя этот вид спорта?

— Если в армии я попаду в ВМФ, навыки, полученные на занятиях греблей, могут мне понадобиться. Мало ли, на лодке придётся грести. А в жизни всегда пригодится умение плавать, чтобы спасать тонущих, которых унесло течением. И ещё гребля разминает руки, развивает мышцы.

— Гребной слалом — мужской вид спорта? Или девчонки тоже туда допускаются?

— Да, у нас есть девочки в группе. Но их мало.

— Гребля им тяжелее даётся?

— Я их не спрашивал. Вообще-то они справляются.

— Ты попадал в трудные ситуации на воде?

— Так было, когда я не мог взять третьи и четвёртые ворота против течения. Оно оказалось сильнее меня. И, наверное, я не так глубоко, как нужно, весло опускал.

— У тебя есть ещё какие-нибудь увлечения?

— Раньше часто лепил из пластилина. А теперь люблю мастерить поделки из дерева.

— Какие?

— Делаю корабли, например.

— Кто научил?

— Папа. Он тоже изготавливает разные корабли. Не только из дерева, но и из железа.

— Тебя только корабли привлекают?

— Почему? Я делаю и танки, и самолёты.

— Армейское направление в творчестве. Хочешь в армии служить?

— Думаю, да. Мужчины должны служить. Но не все. Кто-то болеет, а кто-то и не хочет…

— Кем ты себя видишь в будущем?

— Я интересуюсь собаками, поэтому хочу стать кинологом. Мой папа когда-то работал в этой профессии.

— У тебя же нет собаки…

— Зато есть у моего деда. Хаски персикового цвета. Его зовут Гром. А дед называет Лопушком. Потому что у него уши не прямые, а немного висячие, и два разных глаза — один голубой, другой карий. Когда я его глажу, он млеет. Но гулять с ним пока не могу, потому что не удержу. Он очень сильный. Зато с ним можно на санках кататься.

— А ты с какими собаками хотел бы работать?

— С немецкими овчарками. Они большие и красивые.

— Матвей, тебе исполнилось 13 лет. Этот возраст называют переходным. Ты чувствуешь переход от детского состояния к какому-то иному качеству?

— Да, чувствую. Но передать словами не могу. Это очень сложно. Наверное, я стал взрослее и серьёзнее.

— Психологи говорят, что в этот период человек становится конфликтным, старается всюду отстаивать свою точку зрения…

— Это да, бывает, что отстаиваю. Иногда спорю.

— С кем можно спорить, а с кем нельзя?

— Можно с друзьями, если они не правы. С родителями — нельзя. Но случается. Например, если кто-то накосячил, а прилетает мне, я буду доказывать свою правоту.

— Друзей у тебя много?

— Хватает.

— А верные есть?

— Таких пять человек. Ещё у меня много двоюродных и троюродных братьев и сестёр. Верные они потому, что никогда не предадут, на них всегда можно положиться.

— Какое самое потрясающее событие было в твоей жизни?

— Оно произошло в день рождения моей мамы. Мне вдруг сказали, что меня ожидает подарок. Я удивился: в честь чего? Начал искать дома, а ничего нет. После этого мы поехали на соревнования на озеро, где мама моего друга Димы вручила мне пакет. А там гидражка! Я так обрадовался! Оказывается, родители заказали Диминому папе купить для меня гидрокостюм.

— А есть у тебя мечта?

— У меня их много!

— Самую главную назови…

— Хочу квадрокоптер, которым можно сверху снимать разные праздники. Это очень удобно. Потому что в толпе ты ничего не видишь. Я обратил внимание, как в День города и на Масленицу снимают видео с помощью квадрокоптеров. Ещё я мечтал о питбайке. Это такой детский мотоцикл. Но он очень дорогой.

— Что должен делать человек для того, чтобы его мечты сбывались?

— Наверное, верить в то, что они осуществимы…

Ирина Тарабаева
https://t-i.ru/articles/26688